collapse

Автор Тема: Моя армия  (Прочитано 59215 раз)

Оффлайн Хома

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 12229
  • Пол: Мужской
  • в/ч: 40371 1987-1987
  • в/ч: 33942 1987-1989
Re: 100 дневка. Дембель неизбежен!!!!!!
« Ответ #240 : Сентябрь 20, 2010, 19:43 »
Абрама не было долго,но он оправдал все ожидания!
учебка 40371-лето1987.служба -118пл в\ч 33942(энергопоезд)окт 87-май 89.Томская обл

Оффлайн irokez

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 19
Re: Моя армия
« Ответ #241 : Сентябрь 22, 2010, 17:49 »
Отлично написано,как будто на службе побывал, тфу.тфу.тфу!
84-86г,осень,Красноярский край,Байконур,пл №61 учебка,№20взвод интеркосмос,№10.в.ч25667,.

Оффлайн АбрамАвтор темы

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 164
2 ГЛАВА: Июль
« Ответ #242 : Октябрь 09, 2010, 18:46 »
2 ГЛАВА: Июль
01.07.1994 В 12:24 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №1, осуществлен пуск ракеты-носителя "Союз 11А511У2", которая вывела на околоземную орбиту российский космический корабль "Союз ТМ-19" (23139 / 1994 036А). КК типа "Союз 7К-СТМ", сер. №68 выведен на орбиту.
2 июля. По утреннему циркуляру передали, что 4 июля по частям будут раздавать молодёжь. Вот это новость! Может и нам достанется.
 Днём с 07 позвонила новая знакомая Наташа, хорошо, что я не спал. Оказывается она в детстве жила в Орске, то есть немного мне землячка. Сначала я поболтал с нею, потом она позвонила ко мне домой, а потом и соединила с другом, тоже с Гая. Неплохое знакомство!
А вечером втроём пошли на турник, но нас закусали комары, поэтому занимались мало. Кстати, если разговор пошёл про местных насекомых, расскажу один случай. Дело было как-то в мае: видимо начался брачный период у сверчков, их на Сатурне появилось столько много, что по вечерам как, только, стемнеет, невозможно было по улице пройтись, не закрыв руками лицо. Такого множества сверчков я в жизни не видел. Этого скрытного насекомого здесь были миллионы. Но через несколько дней брачный период кончился и сверчки исчезли.
3 июля. Ночью опять звонил через телефонистку домой и другу. Вовке про это знакомство я не хотел рассказывать, потому что знал его натуру – если он до чего-то дорвётся, то использует до конца и сразу. Он начнёт звонить домой и часами разговаривать, его не волнуют проблемы телефонистки. А таким знакомством надо дорожить.
Но Вовка мой друг, и я ему рассказал. Он, конечно, попросил устроить ему переговоры.
Поговорив со своими родными, я попросил Лауру, соединить друга с подругой на гражданке. Так я его через полчаса еле оторвал от трубки. Я просто решил помочь ему, но он взял ситуацию в свои руки и начал сам знакомиться с телефонисткой, чтобы без меня устраивать себе переговоры.
4 июля. Утром я не сдержался и похвалился оперативному прапорщику Чеберяку, что всю ночь бесплатно разговаривал с домом так, как познакомился с телефонистками.
После завтрака лёг спать, а к обеду будит меня КДС подполковник Соенко. Говорит, что ему надо поговорить с Краснодаром. Я отмазался, что телефонистка сейчас не на смене. Вот ведь как, нефиг было всем об этом хвалиться, я был злой на себя.
 Духов в нашу часть так и не привезли. Водитель командира казах – контрактник рассказал, что они ездили утром за ними, но духи на ИП-1 бунтуют. Что-то на правду не похоже, не такая психология у духа. Намного позже Сказка, побывавший там в это время в карантине, рассказал, что действительно в первом взводе на ИП-1 поднялись 13 дагов, сержанты их разогнали. Чтобы всех не наказывать, нашли одного стрелочника и отправили на кичу.
 Вечером пошли с Вовкой заниматься на турник, и поругались насчёт телефонисток. Я доказывал ему, что если я познакомил его, мне и решать, когда ему разговаривать с ними, и не надо наглеть насчёт переговоров, зачем девчонкам делать на работе проблемы. Уж лучше звонить мало, но почаще. Я предложил ему часто устраивать переговоры, но только через меня и не так долго. Просто надо довольствоваться тем, что имеется, а он захотел большего. Но Вовка мне ответил, что тогда он мне отключит на КП городской телефон.
 Теперь мы друг с другом дел не имеем.
Мы не стали заниматься, а вернулись каждый на своё место службы.
 Вот и время уже 23.57, я сижу на КП. В такое время обычно звонит Вовка по агатовскому телефону (с коммутатора), может позвонить и местный 3-12, а может и городской телефон. Но с Вовкой мы поругались, он не позвонит, а городской, как и обещал, он отключил на КРОССе. Получается, что сделал он ни себе ни людям. Поэтому на КП абсолютная тишина.
Нет, сглазил, зазвонил местный. Капитан Баринов, он сегодня ПДЧ, ложиться спать в кабинете Павлючука, его завтра в 7 часов утра надо разбудить. То есть в голове сейчас завести будильник, который в 7 часов сработает, и я позвоню по местному 1-95:
- Товарищ капитан,  время семь часов!
После чего может последовать «спасибо!», а может и не последовать. Ведь я солдат – лицо неодушевлённое. А кто уважает солдата? Родители, друзья и подруга. Остальным на тебя наплевать. Ведь тот же Баринов никогда солдатом не был.
 Ни с того ни с сего вспомнил, что сегодня в Америке празднуется день независимости.
Командир с 15 июля уезжает в отпуск, в Россию решать свои проблемы с переводом.
6 июля. Утром КДС майор Зюзин проснулся сам. А я в это время спал на столе, и каким-то чувством уловил малейший шум, и встал. Но майор заметил, что свет у меня выключен. Сразу понятно, что солдат спал.
 КДС прошёл к прозрачной плестигласовой стене и посмотрел на часы.
- Полпятого.- Сказал он.
- Да, - подтвердил я сконфуженно и включил свет. Майор пошёл спать дальше. А я не хочу портить с ним отношения. Он свои обязанности КДС выполняет, буду и я выполнять свои обязанности помощника оперативного дежурного – дежурить. Поэтому я не стал больше спать, чтобы не было косых взглядов – мол, ничего не делает, спит и днём и ночью.
 Я включил кондиционер и сел в кресло читать журнал «Советский воин» за 1990 год, больше читать было нечего.
 В 6.27 по циркуляру «КП Центра» оперативный Центра «14ый» вызвал Пятого, я Пятым был я.
- Пятый на связи!- Ответил я в микрофон.
-Что насчёт целеуказаний? Кто их должен забрать?
- Это вопрос к оперативному.
- А вы кто?
- Помощник.- Ответил я.
- Выясните насчёт этого вопроса, потому что время уже подходит.
- Принято!
В это время встал и КДС. Я набрал на местном телефоне 3-43 - «Кипарис», оперативный, капитан Губа ночевал там. Выяснил, что у нас задействованных антенн на сегодня нет, а на завтра заберёт новый оперативный.
- Четырнадцатый, Пятому ответь!- Но сколько я не вызывал, в циркуляре тишина. Подумал, что через «Агат» будет долго, через городской не стоит. Остаётся ЕСовский телефон. Я вспомнил номер 7-16-00  и передал эту информацию оперативному КП Центра.
 Вот и новое утро нового дня. С Вовкой так и не помирились, но отключать телефон на ночь он перестал. И уже вечером звонили друзья с Оренбурга, но связь была плохая, поэтому при удобном случае буду перезванивать.
 Вечером заниматься на турник я пошёл уже один.
Сначала разминка- 3-4 подхода отжаться по 10 раз, потом турник 3-4 подхода по 5-6 раз подтянуться. Потом брусья 3-4 подхода тоже по 5-6 раз. Потом пресс 3-4 подхода по 10 раз, с каждым разом на один увеличиваю.
06.07.1994 В 23:58:51 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №81Л, осуществлен пуск ракеты-носителя "Протон 8К82К" с разгонным блоком "ДМ2", которая вывела на околоземную орбиту российский спутник "Космос-2282" (23168 / 1994 038А). КА типа "Прогноз" выведен на орбиту.
7 июля. С Вовкой помирились, отношения у нас с ним опять дружеские. Всю ночь разговаривал с домом и друзьями с Гая и Оренбурга, а Вовка со своею подружкой.
8 июля. Целый день я спал. А вечером позанимались с Вовкой в спорткомнате казармы. Там и докопались до меня обкуренные котельщики. Им не до чего было придраться, вот они и начали: почему я небритый, зачем я у них тапочки украл. Подрался за это со Стухиным.
Потом мы с Вовкой искупались в бассейне.
 Я целую ночь сижу и слушаю магнитофон оперативного лейтенанта Юндина.
10 июля. Завтра Славик уезжает в отпуск, поэтому начались уборки. Мы убрались в каптёрке и на Узле, а я на КП только подмёл.
 А ночью лёг в комнате отдыха на КП, но в четыре часа проснулся и больше не мог уснуть. А в пять часов позвонила Наташа с 07, до семи часов поговорили с нею и другом из Гая.
11 июля. Со Славиком в отпуск должны были ехать Каспер, Дикий и Чёрный. Но денег в части хватило только на одного.
 Писать бывает что нечего, наверно потому что привык. Когда всё новое (люди, обстановка), то есть о чём писать. А когда всё вошло в обыденность, то нечего.
 Впрочем, и от гражданской жизни я уже отвык. Здесь меня кормят, одевают и обувь выдают. А зарплату трачу на всякие мелочи.
Хотел бросить курить, так тут ещё выдали по 17 пачек «Полёта» (Погар).
12 июля. Вот уже и почти середина июля, ещё немного и, плюнув в угол, уеду домой. Все, чувствуется, начали готовиться к дембелю. Казахи в последнее время замучили Вовку делать им наколки, а меня достать бумагу на дембельский альбом. Но я себе наколки делать не буду, Вовка тоже. Я пока никак не готовлюсь.
А нас в части остаётся всё меньше и меньше, сегодня пять человек всё-таки отправили в отпуск, в том числе и нашего Славика. Теперь на Узле нас осталось двое.
Говорят, что завтра к нам привезут десять духов и все дагестанцы.
 Мою знакомую с 07 перевели в дневную смену, поэтому я пока домой не звоню. Да, теперь наверно почтальонша с облегчением вздыхает, мы же с Вовкой перестали заказывать переговоры. А кроме нас в части никто их и не заказывал. У неё ещё остались мои 20 теньге. Вовка говорит, забери, а я возражаю, пусть оставит себе чаевые.
  Погода всё такая же. Недавно был сильный дождь, но на следующий день до обеда уже всё высохло. Многие деревья уже стоят голые, все листья уже высохли от жары и ветром их сдуло.
С водой в части опять проблема – не качается. Но жизнь всё равно идёт и без воды.
 Мы с Вовкой уже три дня не занимаемся – отдых, а то накопилась усталость.
 13 июля. Старты ракет пока прекратились и боевые работы тоже, наступило затишье. Но потом конечно опять начнётся.
А я целый день не спал потому, что на КП нет ни оперативного Китаева, ни КДС Гирьго.
Сегодня в часть наконец привезли десять духов. В основном все русские, двое дагестанцев. Все худые и длинные. И вечером в казарме над ними начались приколы.
 Ну а мы с Вовкой сходили в казарму, позанимались, в приколах над духами не участвовали.
Говорят, что на Узел дадут четверых духов. Сейчас в части из русских дедов (я думаю, что уже нас можно назвать дедами) осталось трое – это Стухин в казарме и мы с Вовкой, остальные казахи.
Городской телефон целый день не работает, поэтому ночью я лёг спать.
14 июля. Утром мы как обычно к умывальнику возле казармы идём чистить зубы.
- Надо проситься в казарму, чтобы сняли со смены.- Говорит мне Вовка, он уже устал делать «грязную» работу на Узле.
- Ты хочешь меня одного в штабе оставить?- Спросил я его: - мне ведь скучно будет по вечерам и ночам одному сидеть!
Но Вовке бесполезно говорить.
15 июля. Почти целый день спал, до пяти часов. А вечером собрались заниматься в спорт-комнате казармы, но на КП, ни КДС, ни оперативного, они отдыхали в бане. Я до одиннадцати часов ждал их, но, так и не дождавшись, ушёл с Вовкой.
Немного позанимались штангой, и я вернулся на КП. КДС Соенко уже был на месте. Он начал ругаться:
- Ты где был? - То да сё. Я объяснил причины своего поступка. Ничего, всё нормально.
 Потом офицеры разошлись ночевать по своим станциям, а я позвал Вовку смотреть телевизор, принесённый днём с Кванта.
Ночью созвонился с телефонистками, через них позвонил домой и к другу.
Вот так поговоришь всю ночь, и создаётся впечатления, что я одной ногой уже дома, а другой ещё здесь.
С родителями я поговорил час, а с другом мы разговаривали вчетвером всю ночь - он, я, Лаура и Наташа.
 Вообще  я понял, здесь девушек в солдатах привлекают не деньги, ни машины как на гражданке. Что толку, что это у тебя там, а здесь ты солдат и ничего у тебя здесь нет. Привлекает то, что ты из России, и можешь девушку после дембеля увезти к себе домой из Казахстана. По словам Лауры её старшая сестра уже уехала с солдатом в Новгород.
Наташа же мне показалась серьёзной девушкой, правда берут сомнения насчёт национальности, уж слишком чисто по-казахски выражается. Ну а нам национальность не помеха общаться по телефону.
16 июля. Вечером нас с Вовкой пригласили на хоздвор казахи, работающие там Казмиев и Монтана. Они закалымили фляжку спирта, зарезали курицу и приготовили плов.
После двенадцати ночи мы созвонились с ними и, осторожно тропками, через Квант пробрались на хоздвор. И, правда, к нашему появлению, стол уже был накрыт.
 Но спирт оказался техническим, Вовка и Монтана после четвёртой рюмки отказались продолжать питиё. А мы с Казмиевым продолжили, но больше восьми рюмок мы тоже не смогли осилить. И мы с Вовкой вернулись обратно в штаб.
 Только я лёг спать, как меня потянуло наружу, а до туалета бежать далеко, пришлось бежать вниз на улицу, в газон.
17 июля. С Раей я по прежнему общаюсь по телефону. Теперь ей наконец-то захотелось меня увидеть. Я уже несколько дней подыскивал момент для похода в город. Вот сегодня была удачная ночь в плане офицеров и погоды. Я достал гражданку – трико, рубашку, кроссовки.
Но Рая сама мне «обломила», вечером по телефону созвонились, она и говорит:
- Я не остаюсь на ночь на работе. Я уставшая, я болею!
 И всё в таком духе. А 20 июля она ложиться в больницу на полтора месяца. А потом идёт в отпуск. Значит, мы наверно с ней больше и не встретимся.
 На Узле, на телеграфе работает контрактница – двадцатитрёхлетняя очаровательная  Лена. Не замужем, скромная, правда. Хочу как-нибудь с ней «подвалить», пообщаться.
19 июля.  Из отпуска вышел замполит Вертоголов, и в первый же день вызвал к себе Вовку. Спросил насчёт гитары, которую мы у него взяли. Плохо будет, если придётся отдавать. За оставшееся время до дембеля у меня мозоли на подушках пальцев пройдут.
Ещё Вовка поговорил с ним насчёт нашего увольнения. Замполит сказал, что служить мы будем ровно 18 месяцев, а увольняться будем 20 декабря. Это ещё пять с половиной месяцев, а я думал, что осталось всего три с половиной. Вот так разочарование. Я и так тут каждый день в календарике зачёркиваю.
Прошло 70 дней до приказа, духи нас поздравили. С молодым призывом намного легче. Там, где раньше мы убирались, теперь работают они.
 Я никого из них ещё «не трогал», что-то не хочется, жалко их.
Духи все в основном выше меня, но худые. Два дагестанца, один татарин, остальные русские. Насчёт роста, есть исключение - татарин – прикольный, маленький, худой, весь какой-то замученный. Всё у него нескладно – и кепка на ушах, и форма большая. А сам он деревенский с подмосковья.
Спрашиваю его:
- У тебя девчонка на гражданке есть?
- Нет,- отвечает он: - они все в Москву уехали.
- Чё, в деревне ни одной девушки нет?
Он говорит, что нет.
Фото с ним прилагается:
11798-0
11799-1
11800-2
11801-3
 21 июля. Утром сходил на развод. С госпиталя приехал Колещук, а с ИП-1 вернулся Сказка, духи почему то приехали раньше него. Он передал мне привет от казахов с первой части, тех самых, с которыми я дрался, на которых я был зол.
Больше ничего интересного на разводе для меня не было, и я вернулся на КП спать.
Как всегда зашёл в комнату отдыха, брюки и куртку на стул, полуботинки и носки под кровать. Всё, можно отрубаться, выключать все рубильники.
Но прошло минут десять, и пришёл Вовка за ключами от каптёрки. Я как всегда ответил, что не знаю где они, но всё-таки отдал их ему.
Заниматься в казарму не пошли, а вечер убил на просмотр первой программы по телевизору. А ночью, вымыв полы на КП, я лёг спать в комнате отдыха.
Я уже вовсю дремал, как вдруг меня разбудил стук. Я быстро оделся, открыл дверь, и даже не посмотрев на визитёра (я думал это КДС), развернулся и пошёл к столу.
Но на КП зашёл незнакомый полковник:
- Ты что, открыл, и даже не посмотрел, кто там, развернулся и ушёл?
- Извините, задремал на стульях, и спросонья не понял. – Ответил я.
- Ты почему не представился?
 Я представился, а сам стою в одних штанах и тапочках перед ним.
- А где КДС, оперативный! – Опять задал он вопрос.
Я ответил, что они спят, но я могу их разбудить. Проверяющий не настаивал на этом, развернулся и ушёл. Что же с КПП меня не предупредили, что в часть въезжает комиссия?
 Вобщем, случился вот такой залёт. Всё покажет утро. Теперь ничего уже не сделаешь.
 Я опять лёг спать, но половина шестого в дверь постучался Малюта (контрактник, водитель автобуса, живущий на территории части). Он приехал с отпуска, шёл с города до части пешком. Мы посидели с ним, поболтали.
 В семь часов разбудил КДСа.
22 июля. В 7.15 разбудил Вовку, мы пошли к казарме умываться и чистить зубы. Я рассказал ему про ночной залёт. Вовкин вывод был неутешителен, в Центре доложат, и наверняка утром на циркуляре устроят нашему командиру разгон, а там дойдёт очередь и до меня, и в результате меня снимут со смены.
После развода я специально сел на КП и послушал циркуляр. Всё прошло нормально. Начальник Центра сделал замечание нашему Дуракову, что в момент проверки комиссии, на своём рабочем месте отсутствовал КДС, а на хоздворе не находился солдат с казармы.
 Значит, продолжаем служить на командном пункте!
 А теперь кратко о делах в части:
 Командир наш три дня назад уехал в отпуск, и вряд ли вернётся. Вместо него начальник штаба подполковник Дураков. Но говорят, что будет другой командир.
Духов так и не распределили по отделам, на Узле связи мы с Вовкой по-прежнему одни. Ведь у Славика срок отпуска истекает 29 июля.
 В последнее время мне удаётся спать и днём и ночью.
 Кушаю всё, что дают в столовой. Погода такая же, температура примерно 30 градусов. Загорать я с тех пор не загораю, и получается, что я самый белый в части. Так что не служба, а просто рай.
Вода в часть подаётся раз в три дня. Но я от этого не страдаю, уже привык. Правда, баня редко – примерно раз в десять дней.
 В бассейне не купаемся уже давно, там спустили воду, а новую не набрали.
 Начальник Узла в отпуске, да и в части почти все офицеры в отпусках.
 Повариха так и не несёт родительскую посылку, сегодня надо ещё раз ей напомнить. Хотя там наверно уже ничего не осталось. Я не мог понять, почему она всё тянет и тянет.
 Сегодня днём мне приснился сон, будто дедушка заходит, а у него на спине из лопатки течёт кровь. Мы с родителями кинулись перевязывать его.
 Что этот сон может означать? Кровь и покойники – это к плохому. Надо на днях домой позвонить, узнать. А то тут становишься суеверным.
Вечером позвонил домой, так как на 07 работала Лаура.
26 июля. Зарплату нам увеличили, и мы сегодня получили 9000 рублей.
Уман и Канат (старшина второго отдела) «залетели» с битьём духов. Замполит Вертоголов им устроит.
 Ночью я опять разговаривал с Лаурой и другом из Гая.
 Тихая мирная беседа взорвалась кучей звонков у Лауры. Она начала принимать заказы, оставив нас с Андреем наедине. А потом она подключилась и рассказала, что ночью в Ленинске в одном из домов Ленинска взорвался бытовой газ, и вообще нас разъединила.
 Ко мне под утро тоже позвонили из Центра, и спросили, кто в нашей части живёт по данному адресу. Я взял адресную книгу, пробежался по списку глазами, и ответил, что в данном доме никто не проживал.
Накопившийся газ взорвался в квартире первого этажа крайнего правого подъезда 75-квартирного пятиэтажного жилого дома №32 5-го микрорайона Ленинска примерно в 00 часов 25 минут московского времени. Обрушились все пять этажей первого подъезда здания. Всего пострадало 19 квартир, 14 — первого подъезда и 5 — второго. По предварительным данным, в подъезде могло находиться до 40 человек. Оставшиеся в живых жильцы эвакуированы. Двое спаслись самостоятельно,  двоих вытащили из-под обломков. Рядом развернуты палатки и медицинские пункты. Организовано питание эвакуированных. В ближайшие дни их расселят в другие квартиры.
Возникший пожар удалось погасить в 04 часа 30 минут. Тушение пожара производилось девятью машинами.
На разборке завала работали 4 крана, 9 самосвалов, другая техника. Использовать большее количество техники не позволила площадь разрушенного крыла дома.
К ночи с 26 на 27 июля из-под обломков были извлечены шестеро погибших и пятеро раненых. По предварительным данным администрации, под обломками находилось еще 15-16 человек.
Для безопасной работы было решено обрушить остатки первого подъезда дома, чтобы продолжать поиск и ночью. К утру спасатели разобрали развалины от пятого до первого этажа и извлекли еще два тела. К вечеру из-под обломков были извлечены 9 трупов. Четверо спасенных, в том числе двое детей, отправлены сегодня в госпиталь.
В ночь с 27 на 28 июля поисково-спасательные работы были завершены. По данным пресс-центра ВКС, из-под развалин жилого дома извлечены тела 14 человек. По сообщению ЮПИ, пятеро из них — дети. Двое, по данным городской администрации, пропали без вести. Жертв среди военнослужащих космодрома Байконур нет, хотя среди членов их семей, по не уточненным сведениям, погиб один человек.
Жители оставшихся целыми подъездов к концу дня 27 июля находились в своих квартирах. Специалисты сочли их не опасными для пребывания жильцов. Тем, кто пожелает переселиться, будет предоставлена другая жилплощадь.
По факту взрыва прокуратурой города возбуждено уголовное дело. По оценкам военных специалистов, причиной взрыва послужил, возможно, газ, скопившийся в подвале дома. Как сообщили уцелевшие жители пострадавшего дома, за несколько дней до трагедии они жаловались в соответствующие службы на наличие в квартирах характерного запаха газа. Однако мер принято не было. Эта информация проверяется.
27 июля. Наутро по циркуляру передали, что от взрыва бытового  газа в доме погибло двадцать человек.

11802-4
28 июля. С отпуска приехал первый, он по ошибке приехал на пять дней раньше.
 А скоро с отпусков приедут остальные ростовские. И начнутся в казарме опять пьянки.
 Я забрал свою гитару с казармы, дал поиграть, так они две струны порвали. Сел вечером восстанавливать их, вроде сделал.
Подполковник Шульгин, заведующий финансами в части, хотел снять Вовку со смены, но женщины отказались ночевать на КРОССе. А Вовка с ними по-прежнему ругается.
29 июля. В 9:29 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №31, осуществлен пуск ракеты-носителя "Союз 11А511У", которая вывела на околоземную орбиту российский спутник "Космос-2284" (23187 / 1994 044А). КА типа "Комета", сер. №17 выведен на орбиту.
Духов, наконец, распределили по отделам: на Узел попало четыре человека, один из них в госпитале - дизентерия. Остальных духов отдали в котельщики. Правда, двоих сразу увезли в учебку. А завтра одного и нашего хотят отправить туда же.
 Расскажу кратко о наших духах – пацаны нормальные, не «тормозят», один с Краснодара,
другой с Нижнего Новгорода, третий с Киргизии, про четвёртого ничего не могу сказать, не видел. Мы разговариваем с ними на равных.
Духи и сами рады, что попали на Узел связи. Стараются бывать днём у нас, чем в казарме. Ну а мы стараемся обеспечить их работой, чтобы они пропадали здесь. В основном они занимаются уборкой.
Днём мы с Вовкой легли спать в каптёрке, там окошко открыто – прохладно, а наши молодые убирались на Узле. Мы дали им ключи от каптёрки, чтобы они сами, когда уберутся, открыли.
Лежим и слышим, кто-то стучится в дверь. Вовка встал и открыл. Заходит Дураков, и начал – то, сё, молодые работают, а вы спите, чему вы их учите, наверно ещё и бьёте.
Он начал рыться по ящикам, и нашёл новый в упаковке телефон, который мы собирались продать. Он забрал телефон и ключи от каптёрки.
 Мне-то ничего не сделается, а вот Вовке негде будет днём спать, а молодым сидеть. А ещё проблема – телефон. Я посоветовал Вовке обратиться к капитану Москаленко, и объяснить появление нового телефона в упаковке, что он остался от дедов в каптёрке.
 Вовка так и сделал.   
31 июля.  Днём я не спал, отвёл своих духов в баню, потом они занимались уборкой в каптёрке.
В штабе произошло маленькое событие, на днях кошка родила котят под «потернами» (под полом, в кабельных каналах) и повадилась ходить в туалет посреди коридора, как раз около командирского кабинета. А командиром у нас сейчас, как я уже писал выше, подполковник Дураков.
 Он, увидев результаты творчества кошки, приказал мне убрать кошачью семью на хоздвор.
 Духи поймали кошку и трёх маленьких котят и отнесли в указанном направлении. Но оказалось, что под полом остался четвёртый котёнок. И вот он сейчас у меня. Хотелось бы его оставить на КП, но Дураков вряд ли будет рад неисполнению его приказа.
 После обеда ко мне пришёл земляк с 3-го подъёма. Он и поделился со мною слухами, что после 10 августа всех казахов должны уволить. Но это только слухи. У нас здесь основной контингент это казахи.
Троих казахов- дедов с вечернего развода увезли на кичу за рукоприкладство по отношению к духам.
А про наших духов в казарме говорят, что они стучат. А нам «стукачи» не нужны. Будут «стучать» - Будем не битьём, а уставщиной их гонять.
 Повариха Инна наконец передала родительскую посылку: две банки говядины, две банки сгущёнки, два блокнота, родительские письма, огурцы, яблоки, носки (в которых я сильно нуждался), ещё три банки перловой каши и немного сахару. А я забрал у неё телефон, который она через Басовых так и не передала родителям. Надо ещё «афганки» забрать.
 Мы с Вовкой вечером поели немного и помянули дедушку.
Телефонистка Наташа, которая оказалась Гульнарой (сама призналась) уволилась с 07, а Лаура хочет перевестись на 09. Теперь даже не знаю, кто меня будет соединять с домом, придётся знакомиться с новыми телефонистками.

Нурик, неплохой казах с казармы подал нам идею сложиться деньгами и заказать одному прапорщику, привезти водки, и забухать вечером.
Мы были обеими руками «за».
1993г.-Плесецк в/ч 65276; 1993 Байконур пл.18 в/ч 13951; 1993-94 пл.23 "Сатурн"в/ч 74828

Оффлайн irokez

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 19
Re: Моя армия
« Ответ #243 : Октябрь 12, 2010, 14:53 »
Пиши есче,молодца!
84-86г,осень,Красноярский край,Байконур,пл №61 учебка,№20взвод интеркосмос,№10.в.ч25667,.

Оффлайн Iren

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 11490
  • Пол: Женский
Re: Моя армия
« Ответ #244 : Октябрь 12, 2010, 17:46 »
Абрам если текст будет в два раза больше , прочитаю все от точки до точки ( очень приятно что мат был исключен ...) http://www.topglobus.ru/skin/smile/s3740.gif
Тот кто не с нами, тот против нас !!!!

Оффлайн pitaks

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 1530
  • Пол: Мужской
  • Будем!!!!!!
Re: Моя армия
« Ответ #245 : Октябрь 13, 2010, 05:43 »
nkps55 Написал(а):
-------------------------------------------------------
> Абрам если текст будет в два раза больше ,
> прочитаю все от точки до точки ( очень приятно что
> мат был исключен ...)
>А он был разве мат?Интересно бы читалось :..............пи пи...........пи пи........................пи.....................и тд!
май 87-89.-10 площадка вч 40371.118 пощадка вч 55151.КМТС вч 98927 .

Оффлайн АбрамАвтор темы

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 164
3 глава : Август
« Ответ #246 : Октябрь 19, 2010, 12:31 »
3 ГЛАВА: Август
1 августа. Вот и начался последний месяц лета, осталось совсем немного служить - примерно 3-4 месяца.
Сегодня прошёл небольшой дождик, что бывает здесь очень редко. В основном здесь на небе и тучки не бывает. Поначалу, помню по духанке, тяжело было выносить эту постоянную жару. Постоянно пить хотелось, а чай бака на всю казарму конечно не хватало. Ну а сейчас уже привык к этому климату, да и нахожусь я в основном в помещении с кондиционером. Ну а что касается воды, я её и не пью. Мы с Вовкой обязали духов, заступающих в наряд по буфету, нам ежедневно оставлять фляжку компота. Поэтому у меня во фляжке за спиной на разводе плескается компот. А больше я её никуда и не прицепляю. Только на развод.
 Чем я сейчас занимаюсь? Книги не читаю, ночью сплю, а днём слежу за своими духами. Я им каждый день придумываю работу. Вроде уже всё переделали, везде убрались, уже и придумать то нечего. Нашим ещё повезло, бывают они и отдыхают в каптёрке. А духи – котельщики «шуршат» круглосуточно.
 Кошка обратно на Узел прибежала, а маленькие котята остались на хоздворе. Я сказал духам отнести кошку с оставшимся в штабе котёнком на хоздвор. Они так и сделали.
Прапорщик привёз наш заказ – литровый пузырь водки «Царица» стоил 18 тысяч рублей (две зарплаты солдата).
 Вечером Нурик, Вовка и я сели на КРОССе, благо женщин там не было. На закуску перловка из моей посылки, хлеб ещё в обед взяли в буфете.
 После, как начало темнеть пошли в бассейн купаться. Я ещё немного потусовался на Узле, набрался смелости и подошёл к Лене Лепчук, о которой я писал выше. Оказалось, что она не замужем, и даже друга у неё нет. Мы долго сидели на телеграфе и болтали.
 И я на крыльях, ну не любви конечно, а просто в прекрасном настроении, после общения с красивой девушкой вернулся на КП. А там сидел майор Федотов, лет 50 ему, такой уставной, чрезвычайно строгий, с усами как у Буденного и несварением желудка. Ему, по словам офицеров год остался до дембеля.
- Абрамов, ты почему пьяный пришёл? – оборвал он мои радужные мечты: - иди отоспись!
 А я начал спорить, что я не пьяный, и видимо зародил в нём сомнения насчёт вынесенного мне диагноза:
- Ну как, дыхни!
А я всё спорил и спорил, но потом плюнул и пошёл спать в комнату отдыха. Пусть сам сидит, если хочет.
 2 августа. Утром я проснулся в пять часов. Мочевой пузырь звал меня на волю, или в клозет. Смотрю, майор спит на соседней койке. Я уже протрезвевший, оделся и сел за телефоны.
 В 6.10 разбудил Федотова, он встал и куда-то ушёл.
 Залёты и залёты. Скорее всего, Федотов «застучит». Он и ранее был на меня зол. Как-то недавно вечером я ушёл на турник, а он сидел на КП. Тут и позвонила Гульнара с 07. Она подумала, что трубку взял солдат, она с ним на «ты», попросила его разыскать рядового Абрамова. Позже, когда я пришёл на КП, он мне «разгон» такой устроил, что я из командного пункта бедлам устроил, что по служебному телефону общаюсь с девушками.
 На утреннем разводе наших двоих духов Кулешова, и Троицкова увезли в учебку на 32 площадку. У нас остался один дух – Горянкин. Про наш «залёт» пока тишина!

 А Федотов всё-таки «настучал». После общего развода, мы проследовали на развод Узла связи, вот там Павлючук и объявил нам наказание -  он направил нас в каптёрку одевать ОЗК, противогаз и под руководством лейтенанта Ильина бежать до стрельбища (где-то 2 км) и обратно. На Узле традиция такая, если кто из солдат «залетит» - сразу в ОЗК. Горянкина Павлючук отправил бегать в химзащите с нами, для профилактики – на будущее.
 В каптёрке мы взяли первые попавшиеся противогазы и резиновые костюмы, лейтенант уже ждал на улице возле входа. Мы пошли за ним за штаб, переоделись в резину, напялили эти «слоновьи хоботы» на похмельные рожи, и побежали вслед за офицером.
 Жилистому лейтенанту было легко, он был всего лишь в рубашке с закатанными рукавами и брюках конечно.
Ближе к стрельбищу Вовка стал задыхаться и отставать. Я, несмотря на похмелье и жару ещё держался, Горянкин тоже. Я понял, мне повезло – мне случайно достался противогаз без обратного клапана (плёнки), то есть я дышал чистым воздухом, а Вовка фильтрованным, смешанным со своим перегаром. Он начал уже падать.
- В строю раненые! Несём на руках! – приказал лейтенант. Мы с Горянкиным начали поднимать Вовку за руки.
- Поднимайся сам, чё ты!- прохрипел я ему.
- Конечно, тебе хорошо, ты без клапана! - Белый тоже это заметил это, Горянкин молча, сносил все тяготы нашего «залёта», лейтенант ушёл вперёд.
11264-0
Мы с трудом преодолели полосу с препятствиями и обратно к штабу. Пот застилал глаза, ведь на улице сама по себе была жара, а в ОЗК и подавно. В резиновых ботах чувствовалось хлюпанье, да и тело было уже всё мокрое.
Мы сняли костюмы и на турник, на брусья. После, уже без лейтенанта, в бассейн искупаться.
 Мы выдержали это наказание!
А Нурика тоже вчера в казарме «пошили». Хотели на кичу отправить, но не стали. Его наказание было за казармой копать яму и закапывать все бычки с казармы.
3 августа. Сегодня Дураков «строил» нас, дедов за то, что ходили без фляжек с водой, без маек, что у двоих появились на плечах наколки.
- Кто вам их делал? – Спросил их подполковник. Они, конечно, ответили, что сами на правом плече.
- После обеда придёте ко мне в кабинет и на левом плече будете себе колоть! – сказал Дураков. А всем в части делает наколки Вовка, там «Буран», «Байконур» и.т.д.
До приказа осталось 54 дня и примерно столько же после. Я уже привык здесь. Может мне домой не ехать?
6 августа. Сижу и жду звонка от подружки Лауры - Марины с телеграфа (06). А Лаура разговаривает в это время с Вовкой, он переключил городской телефон на КРОСС. Вообще-то эти девчонки в последнее время замучили КДСов и оперативных своими звонками.
Рая (с телевышки) вроде бы легла в больницу, вместе с нею исчезла и её сменщица Ася, так как я туда больше не звоню.
 Теперь я в основном общаюсь с Лаурой, Гулей (она не уволилась), подругой Лауры – Мариной, с 15 летней Ларисой - сестрой Лауры. Но всё это только по телефону, А реально общаюсь с Леночкой с Узла связи, ей 23 года, не замужем, друга нет, устроилась недавно к нам на службу. Она вроде бы не против нашего общения.
Теперь нас – солдат Дураков начал гонять строевой с песней с пяти часов и до семи каждый день. Мне спать днём остаётся только до пяти часов. Вот такая армия началась под дембель. Ничем не занимаюсь, даже песни писать некогда. Не до приколов стало, ходишь постоянно угрюмый, не выспавшийся, под глазами синие круги.
 Сегодня в часть приезжал фотограф. Каспер с продсклада для этого взял камуфляжную «афганку», и мы все по очереди одевали её и фотографировались возле ворот части.
 Я тут придумал одну вещь. Моя новая знакомая Марина работает на городском телеграфе. Она может напечатать телеграмму, заверенную гайским военкоматом о моём вызове, как будто она пришла из Гая. И отправить её по почте в нашу часть в середине октября. Тогда меня могут раньше уволить.
7 августа. В части ни у кого из солдат, кроме меня нет курить. Но об этом никто не знает. Деды, как и прежний призыв, заставляют духов искать по части бычки. Наш дух пришёл ко мне на КП за спичками, подкурить бычок, так я ему дал три сигареты, не стоит чмыриться.
Вечером все духи поздравляли нас за руку с 50 дневкой. А наш дух игнорировал это, обнаглел. Надо ему за это «вставить».
 Скоро опять старты, 11, 25 и 26. Вовке опять все связи налаживать.
9 августа. С утра опять на развод, потом спать, в пять часов опять развод и строевой туда-сюда от бани до «Кванта» мимо казарм. Замучил нас Дураков.
 Славик с отпуска так и не приехал. От него пришла телеграмма, что он лежит в краснодарском госпитале с компрессионным переломом позвоночника. Павлючук насчёт него сказал Вовке, что тот будет месяц до дембеля на киче сидеть. Злой он что-то на Славу, наверно тот не оправдал доверия. Капитан Москаленко сходил в санчасть узнать у нашего врача про такой диагноз. Оказалось это перелом позвоночника и в гипсе Славе предстоит лежать как минимум двадцать недель. Так что Славика мы больше не увидим. Поэтому мы с Вовкой залезли в комнату ЗАС-телефона и забрали все вещи  Редкобрового: ремень, письма, значки.  Вовка обещал после дембеля  на гражданке передать ему, ведь они живут недалеко. Я забрал своих семь пачек сигарет, 15 ещё оставил, потом заберу.
 Ещё Вовка передал, что Павлючук сказал, как только с учебки приедут наши духи, их посадят на смену, и даже за меня. А вот куда я денусь? Непонятно. Вот так под дембель и в казарму.
11858-1
11 августа. Уже приехала группа ОТИ, Вовка возиться со связью в соседней комнате на КП. Ну а я как всегда на телефонах. Что поделаешь, такая у меня служба, и жаловаться не на что. А в ответ раздастся: «Солдат, это тебе не дом, это армия. Терпи тяготы армейской жизни!»
В 15:27:46 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №81Л, осуществлен пуск ракеты-носителя "Протон 8К82К" с разгонным блоком "ДМ2", которая вывела на околоземную орбиту группу российских спутников: "Космос-2287" ["Ураган" №67Л] (23203 / 1994 050А); "Космос-2288" ["Ураган" №70Л] (23204 / 1994 050В); "Космос-2289" ["Ураган" №75Л] (23205 / 1994 050С). КА выведены на орбиту.
По-прежнему каждый день строевая. Солдаты, живущие на хоздворе, оставляют своё место; наряд с КПП тоже, Вовка если его смена, бросает свой коммутатор; а я в пять часов должен проснуться и полусонным идти шагать строевой и орать песни. Так у нас повышается боевая подготовка. Теперь меня обязали ходить ещё и на вечерние разводы. Вот такая началась у нас уставная служба.
 Дни пошли какие-то неспокойные. Не знаешь, что случиться завтра. Создаётся впечатление, что с каждым днём становиться всё хуже и хуже. В последнее время ничего не читаю, всё свободное время трачу на сон, словно по духанке.
Из отпуска приехал весь побитый солдат – котельщик Панченко. Говорит, что в поезде пристали казахи. С Ростова он выехал аж 6 августа. Дорога занимает трое суток, а он ехал пятеро.
Почтальонша у нас новая – казашка. Ничего не знает и на почту ходит редко. Вот вчера через неё получил письмо, посмотрел по печати, оно пролежало в Ленинске на ГУСе пять дней.
 Вечером позвонил фотографу, который нас недавно фоткал. Он обещает привезти фотографии в ближайшую субботу.
11859-2
11860-3
12 августа. На утреннем разводе объявили, что вместо строевой будет кросс.  Я, конечно, отмажусь, ведь после обеда на КП нет ни оперативного, ни КДС, а я дежурю на телефонах.
 Время бежит быстро. Погода стала прохладнее, но всё ж таки лето продолжается.
Вся уборка легла на молодых. Ему скажешь что мыть, он и выполняет. Я уже не помню когда последний раз мыл полы (тьфу-тьфу, а то опять начнётся по-старому).
13 августа. Ночью в часть приезжала комиссия, но на КП она не заходила. Она проверяла несение дежурства на КПП. Было без замечаний.
Вот и суббота. Утром должны были прийти пацаны с третьего подъёма. Я обещал им устроить переговоры с домом. Но они не пришли, поэтому я разговаривал со своими родителями.
Наш дух уже третьи сутки на Узле не показывается, уборкой не занимается, ведь он дневальным по роте.
 Уже 43 дня до приказа.
14 августа. Вчера ночью набухались Дикий, Колещук, Каспер, Стухин, Сказка и Панченко. Дежурным по части был Кравец, а КДСом Эсаулов, то есть два бородача. Алкоголиков конечно «пошили». Расскажу дальше со слов Сказки. Пили как обычно в бане, всё протекало нормально, но всё началось, когда они пришли в казарму спать. Помощник дежурного по части тоже оказался пьяным. Он и стал ко всем докапываться. Потом начал ногами по почкам бить. Кто встал и ушёл из казармы, кто-то отходил, когда он приближался. А  Сказка, по юношеской глупости решил, что лейтенант ничего плохого сделать ему не сможет. Он как лежал на койке, так и не вставал. А только приподнял с подушки голову, когда офицер подошёл к кровати, и получил ногой в лицо носком ботинка. На подушку брызнула кровь. Тут и подбежал ДЧ Кравец. У Сашки на глазу было порвано веко. ДЧ  повёл Сказку в спорткомнату оказать первую помощь. Ну а дальше... всё завертелось.
С утра приехал Дураков с Быковым. Собутыльники писали объяснительные, а Каспер до обеда не мог встать с кровати. Дураков доложил в Центр будто Сказка поехал в увольнение в город, а там его избили двое неизвестных. В Центре поднялся шум, ночью к нам должен приехать полковник Дмитриенко. Завтра будут разбираться с залётчиками. А нам опять заниматься строевой. Значит в казарме опять залёт.
 Вечером звонили с госпиталя, сказали, что Сказке стало хуже. Жалко пацана, самого нормального из той компании. Кстати виновника этой трагедии – лейтенанта больше в части мы не видели. Скорее всего, он был в срочном порядке отправлен на другую площадку.
22 августа. У нас начались боевые работы. Скоро отправим «Прогресс» и «Орлец-2», говорят самый сложный и капризный космический аппарат.
Тяжелый спутник детальной фоторазведки высокого разрешения "Енисей" (он также известен как Орлец-2)  является самым современным российским спутником-шпионом: его первый запуск состоялся в 1994 году. Аппарат весит 12 тонн. Оснащен несколькими широкоформатными фотокамерами, с помощью которых производится фотосъемка земной поверхности высокого разрешения. После этого отснятая фотопленка помещается в отстреливаемую капсулу, которая приземляется на парашюте на полигон посадки на Южном Урале. Всего на "Енисее" установлено 22 капсулы. Для запуска тяжелого "Енисея" используется ракета-носитель "Зенит-2".
Получили зарплату, как и в прошлый раз 9100. Что на эти деньги купишь? Ничего!
Впрочем, финансовой проблемы у меня не возникает. Кормят, одевают, койка имеется. А сколько я родителям денег сэкономил? Впрочем, я за это время намного больше бы заработал.
 Как я уже говорил выше, каждый день у нас строевая. А тут ещё добавили одевание ОЗК. Командир так и сказал: «Заниматься строевой до тех пор, пока у них в голове никаких, кроме отдыха мыслей не осталось. Чтобы после отбоя спали как отрубившиеся».
А мне что, тоже на столе после отбоя спать? Замучили эти построения по несколько раз в день.
 Из-за этого я уже похудел. В том году размер штанов был 46ой, в этом году уже 48ой, а сейчас померял, опять 46ой. Всё в пот уходит.
Штангой заниматься перестал потому, что днём не спишь, а строевой так находишься, что ноги еле двигаются.
Иной раз с КДС договоришься, и после ужина ложусь спать до 12 ночи. А потом заступаю на дежурство.
 А новый командир, который должен прийти, говорят, что уставник. Так наверно до дембеля маршировать и будем.
Вот мой распорядок дня:
В 8 часов завтрак;
 В 9 развод;
С 10 до 11 часов тренировка – одевание ОЗК;
11-12 занятие строевой;
С 12-13 нам читают устав;
С 13- 14 кросс 3 километра;
14 ч – обед;
Потом до половина пятого удалось поспать;
В 17 ч. Развод и до семи часов строевая.
В семь часов ужин;
 А после ужина сел на КП так, как КДС и оперативный ушли пьянствовать.
23 августа. За прошедшую ночь из казармы сбежал Журавлёв – единственный дух второго отдела.
А получилось так, что как всегда на утреннюю проверку никто в казарме не вставал и никто солдат не считал и не проверял.
 Я тоже утром спал на столе, КДСа – майора Ахрипюка я не разбудил. Он встал сам, прошёл к телефону, позвонил в Центр и доложил, что у нас всё нормально, ночь прошла без замечаний. И дальше майор конечно же опять лёг спать.
В семь часов мне звонит ДЧ и просит  позвать к телефону КДС. Я пошёл и разбудил того.
Оказывается, в казарме пропал Журавлёв, а доклад о наличии личного состава уже в Центре.
 В части начались самостоятельные поиски. Ахрипюк на личной «Волге» с солдатом Папанычем  поехали на Тюра-Там. А после утреннего развода нас, всех солдат разбили на группы и отправили на поиски вокруг части. Наша группа шла от второй «Ромашки» до автопарка. Но это обратная сторона площадки. А дух скорее всего побежал в другую сторону – в город. Поэтому мы особых усилий на поиски не прилагали, бесполезно, его уже здесь нет. И мы в этом бессильны, не будет же он в округе части, например на свалке отсиживаться.
 В побеге Журавлёва обвинили, конечно же, наш призыв, и опять строевая подготовка.
 Но среди солдат уже зреет волнение. Вечером после ужина ДЧ по приказу Дуракова вывел на дорогу часть и приказал заниматься строевой. И мы кучей (как всегда духи впереди, а деды в конце строя) туда- сюда ходили без всякой маршировки. Дежурный по части сказал, что пожалуется командиру, и нас опять заставят ходить. Даже если он не пожалуется, всё равно строевая нас будет ждать каждый день. Поэтому у всех солдат начинает вырабатываться безразличие ко всему.
Вот такую службу нам устроили под дембель.
 С казахами отношения у меня отличные, даже лучше чем с русскими котельщиками.
25 августа. С госпиталя привезли Фраера (наглого казаха). Он сразу начал к Вовке приставать:
- У вас в каптёрке я оставлял Славе костюм, где хочешь, там и возьми! Но мне его верни!
 Просто Фраер долго отсутствовал в части. Он не в курсе, что сейчас у всех отношения с нами, Узлом связи нормальные, все нас уважают.
Я Вовке и говорю:
- Посылай его! Не унижайся объяснениями! Чё, подраться боишься?
 А я сегодня «расклеился», простудил почки возле кондиционера. У меня температура 38,5 градусов, понос и тошнота. И палец на левой руке под ногтём гниёт. Ночью лежал на кровати, днём лежал, а потом меня заставили заниматься строевой. Я шагал словно зомби, меня от слабости шатало. Ужас, а не марширование. Кое- как выдержал до конца.  Командующий нами Дураков видимо понял моё состояние и отпустил из строя раньше всех.
25.08.1994 В 15:25:12 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №1, осуществлен пуск ракеты-носителя "Союз 11А511У", которая вывела на околоземную орбиту российский транспортный космический корабль "Прогресс М-24" (23215 / 1994 052А). ТКК типа "Прогресс 7К-ТГМ", сер. №224 выведен на орбиту.
26 августа. С утра моё здоровье вроде ничего, почки «перестали ныть».
Фраера комиссовали по состоянию здоровья. «Проблема» для Вовки уехала домой.
26.08.1994 В 12:00 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №45Л, осуществлен пуск ракеты-носителя "Зенит-2", которая вывела на околоземную орбиту российский спутник "Космос-2290" (23218 / 1994 053А). КА типа "Орлец" выведен на орбиту.
11861-4
11862-5
27 августа. После утреннего развода я учился подстригать на Монтане, безобидном казахе с хоздвора. Я снял ножницами волосы с боков и сзади, оставив «шапку». За исключением выбритых мест, получилось нормально.
По нашему заказу водитель Пазика Малюта привёз водку. Вечером на КРОССе собрались Чёрный, Нурик, Папаныч (между прочим все казахи)и Вовка. А я отказался, ведь КДС был Ахметов, я не хотел рисковать.
 Но потом, когда майор ушёл спать, я присоединился к компании и помог докончить второй пузырь. Всё прошло о,кей!
29 августа. С утра Вовка меня подстриг, коротко – «под расчёстку».
Вышел на службу наш прежний командир – Владимир Ксынович Мухамбеткалиев, и всё пошло своим ходом. Строевые прекратились, всем нашлось своё дело.
За прошедшую неделю уже три раза не могут состыковать «Прогресс» и «Мир». У нас всё идут боевые работы, всё дают и дают «витки». Такого ещё не было. Если стыковка не получится, то «Прогресс» утопят в море.
30 августа. С госпиталя приехал Сказка. Глаз у него зажил.
 Я тоже вроде бы выздоровел, лечился просто кипятком (мочегонное средство).
Сегодня командира не было, и Дураков опять приказал всем на строевую, но КДС майор Ахрипюк освободил меня от этого занятия.  Вообще Ахрипюк хороший офицер. Он строгий, но ругает только за дело, охотник (иногда приезжает на Сатурн с ружьём).
31 августа. Утром в пять часов я позвонил своей подруге в Гай. Поговорив с ней, под конец разговора, сказал, чтобы не ждала меня с армии так, как я приезжаю с женой – казашкой и двумя детьми.
 Для чего я так сделал? Наверно я подумал не о себе, а о ней. Поясню подробнее.
 С Таней, подружив год, я расстался за месяц до армии, хотелось оставшийся срок быть свободным и погулять с друзьями.
А потом, по духанке, видя как сослуживцы пишут подругам письма и ждут от них ответа, я почувствовал тоску, что мне и писать кроме родителям и друзьям то некому. Я написал Тане письмо, где просил только дружеской переписки. Ответ был – «жду»!
 Я опять в следующем письме предупредил:
«… пойми, вот будешь ты меня ждать, да. А когда я приду из армии, вдруг у нас с тобой не получиться. Тебе будет очень трудно и горько. Ведь ты полтора года ждала меня, а тут не получилось. Я этого не хочу, поэтому решай сама, как тебе быть…» (письмо от 23.09.93г.)
Ответ был опять – жду!
 А сейчас я точно пришёл к выводу, что после армии у нас точно ничего не получиться, я стал другим. И жаль будет девчонку.
 Конечно насчёт жены – казашки с двумя детьми – это выдумка. Приеду я один. Просто я хотел, чтобы Таня за оставшиеся месяца, к моему возвращению уже обустроила свою жизнь.
11863-6
1993г.-Плесецк в/ч 65276; 1993 Байконур пл.18 в/ч 13951; 1993-94 пл.23 "Сатурн"в/ч 74828

Оффлайн Iren

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 11490
  • Пол: Женский
Re: 3 глава : Август
« Ответ #247 : Октябрь 19, 2010, 21:06 »
Абрам ,ты пропустил один день  10 августа ?!  Или ты его упустил его  т.к в этот день у меня  день рождения ...А Журавлева ...нашли ? http://www.topglobus.ru/skin/smile/s11139.gif
Тот кто не с нами, тот против нас !!!!

Оффлайн sa-nek2

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 187
Re: Моя армия
« Ответ #248 : Октябрь 19, 2010, 21:48 »
непонятно как,но дома они находились,за тридевять земель.
91-92гг.пл.32,в/ч 57238, 92-93гг.пл17п, в/ч 48210п.

Оффлайн АбрамАвтор темы

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 164
Сентябрь
« Ответ #249 : Октябрь 25, 2010, 23:56 »
4 ГЛАВА: Сентябрь.
1 сентября. Вот у нас наступила долгожданная осень. Ещё месяц до приказа, и наверно ещё месяц после, и всё. Не думаю, что меня задержат до декабря. Конечно, не залететь бы по крупному. А август прошёл без залётов.
Ночи становятся холодными. Из-за этого сегодня не мог уснуть, ведь в здании температура тоже понизилась.
5 сентября в нашу часть приезжает комиссия, поэтому утром был строевой смотр всех офицеров, контрактников, женщин и солдат. Учили петь песни, маршировать и.т.д.
Потом я лёг спать.
 Вечером опять боевые работы, до двух ночи боевики крутят антенны, завтра тоже. Должна быть стыковка, но если она и в этот раз не получиться, будут ещё две попытки. А после неудач, как я писал выше, «Прогресс» затопят в море.
А мы обеспечиваем боевикам связь, вернее Вовка связь, а я информацией (координатами). Сегодня Вовка в этом не участвовал, зато я был у дел – принимал и размножал целеуказания. Всё сделал быстро, а потом раздался звонок из Центра. Говорят, что НУ (начальные условия) изменились. Значит, мне опять надо будет  принимать и «размножать» ЦУ. Всё это сделал заново, но на Кванте проверили ЦУ, они оказались сбойными.
Сегодня мне снился сон – будто я приехал домой. Сначала встретился с сестрой, а потом с родителями (сон был словно провидение - на дембеле у меня так и получилось)
2 сентября. По-прежнему днём ученья, а ночью я сплю уже легально, расстелив матрац с подушкой на столе. Если что, у меня «отмазка» – «мне днём не дают спать». Но, правда ложусь я поздно, после того, как лягут  КДС и оперативный. А встаю раньше их, в шесть часов. Человек ко всем условиям  привыкает. Ведь на то он и человек.
 А днём всё равно тепло. Впрочем, у нас в оренбуржье такая погода держится в октябре.
Я уже четыре дня не курю, как болел, так не лезло. Думал, есть повод, чтобы бросить. Но тут нам выдали по восемнадцать пачек. Но я не стал начинать. Проблема курильщика – он регулярно бросает курить. Когда захочется, подкурю сигарету, сделаю три затяжки и выбрасываю, больше не лезет. Вот повсюду мои здоровенные бычки.
Сегодня наконец вручную состыковали «Прогресс» с «Миром».
 По утрам мы продолжаем готовиться к строевому смотру. Заставляют маршировать и петь песни даже женщин – контрактниц.
Как я уже писал выше, с отпуска вышел наш командир, и всё вернулось на свои места, всем сразу нашлось своё дело. Я перестал ходить на пятичасовые разводы, чтобы его не приучать к этому. Правда, сегодня Мухи не было, а развод проводил Дураков. Он построил всех солдат, пересчитал кого нет. Про Вовку говорит:
- Я знаю, он связью занимается. А вот Абрамов спит!
И послал за мною нашего духа Горянкина. Вовка спал в это время в каптёрке, а я на КП.
Дух прибежал и разбудил меня. Я быстро оделся и побежал на развод, но Дураков уже уехал в город, и оставшийся старшим КДС отпустил меня.
Мы с Вовкой взяли у одной женщины с Узла фотоаппарат ФЭД и плёнку 64ую. Будем в субботу и воскресенье фотографироваться. Не фотографии, так хоть плёнку домой увезти.
3 сентября. Ночью зарядил плёнку, и после обеда фотографировались с Вовкой. Есть ещё одна плёнка, но это назавтра.
Тот приезжий фотограф взял у нас восемь тысяч рублей задаток и с концами пропал, так и не едет.
Все по-прежнему готовятся к комиссии, с раннего утра и до ночи в соседней комнате рисуют плакаты и стенды. Хотели и меня привлечь к этому делу. Но я предупредил, что не умею рисовать, боюсь испортить. Зачем мне лишняя работа нужна!
А наш дух показал один раз, что умеет красиво рисовать и писать, так он теперь целыми днями этим и занимается. И так, я уверен, у него будет до дембеля!
4 сентября. На ночь я собрался идти в город к Рае. Оперативным был прапорщик Чеберяк, а я с ним в дружеских отношениях. Я рассказал ему о своих планах на ночь, и попросил его поспать возле телефонов. Он согласился, но предупредил, что если я залечу в городе, ответственность за самоволку на мне.
 Я помог ему вечером вынести из комнаты отдыха кровать, поставили её возле стола с телефонами. У контрактника Малюты я взял гражданскую одежду и в 10 вечера я пошёл в город. До телевышки я добрался без приключений, даже КПП прошёл свободно, никого возле него не было. Но на коммутаторе телевышки меня ждал «облом». Вместо Раи дежурила её подруга казашка Ася. Я познакомился с ней, немного посидел, поболтал и двинулся обратно в часть.
 Без проблем вернулся. Как с Вовкой и договаривались, я через открытое окно КРОССа проник в штаб.
Вовка проснулся:
- Тебя Москаленко уже 15 минут как ищет!- Предупредил он. Капитан Москаленко сегодня ДЧ. Что же он хочет от меня? Получается, что я вовремя вернулся, время половина третьего ночи. Я от Вовки позвонил в казарму. ДЧ искал меня, что бы попросить разбудить его утром.
 Короче всё прокатило.
11946-0
6 сентября. Вечером мы с Вовкой, как стало уже обычаем, занимались на турнике вечером. К нам подходят два гражданских казаха и предлагают нам помочь им отрубить медный кабель.
- Он без напряжения, мы голыми руками за конец брались. Мы вам за это бухары, арбузов, дынь, вообщем что хотите, то и привезём!- Говорят они.
 Мы с Вовкой конечно засомневались, но пошли с ними за вторую «Ромашку». Я остался на углу здания, а Вовка пошёл с ними. По его словам кабель был уже обрезан, и проложен был неглубоко. Когда казахи рубить его начали, Вовка немного отошёл.
Я слышу рубят, оглянулся, как «шваркнуло». Оказалось, что кабель был под напряжением. Повезло – все живы. Так они и не дорубили, обещали ещё приехать, но я их больше не видел.
7 сентября. Погода стала намного холодней, днём тепло только на солнце, а ночью холодно. Я сплю на столе, укутавшись в толстое ватное одеяло.
Вода в бочке возле казармы холодная, зубы чистишь, аж ломит, а умываться вообще неохота. Но мы с Вовкой утром умываемся в буфете, а днём возле казармы.
 На зимнюю форму не перешли, а подшиваться стали уже стоечкой, застёгивая верхнюю пуговицу и рукава на «афганке» опустили.
 Молодые живут также, то есть ни часа свободного времени, как жили и мы в своё время. На Узле у нас по-прежнему один дух, ведь двое в учебке на 32ой, один до сих пор в госпитале. Хотя в часть уже приходила телефонограмма, чтобы его забрали. А его всё так и не забирают.
Давно не говорил про питание, просто тепрь это для меня была не проблема. Кормят нас как обычно одними кашами. Так как в части со вчерашнего дня работает комиссия (до 10 сентября), то в обед нам добавили салат из свежих огурцов и помидоров.
Для этой комиссии провели строевой смотр. Все, включая и женщин – контрактниц с песней прошли по плацу. Потом осмотр внешнего и «внутреннего» вида личного состава. Осмотрели военные билеты, допуски к самостоятельной работе. А у меня допуска к работе на командном пункте нет, мне его никто не выписывал. Но мне повезло, проверили только военник. Но до нас с Вовкой докопались, почему у нас нет клейменья обмундирования. Так мы же дедушки, какие тут ещё клейменья.
 У одного казаха- дедушки попросили показать носки. Он разулся, а ноги голые. Вот такие были мелкие замечания.
Сегодня днём я думал поспать, но в пять часов прибегает наш дух, будит меня, говорит, что на построение опять вызывает Дураков. Пока Мухи нет в части, его заместитель по-своему строит нас.
 А я думаю, как бы мне отмазаться? К оперативному подошёл, и говорю:
- Вы не могли бы на несколько минут отлучиться, а я посижу за вас. Меня на строевую вызывают.
Офицер - нормальный мужик, меня сразу понял и вышел . А духу я говорю:
- Скажешь Дуракову, что я один на КП сижу!
 Так я отмазался, Вовка сделал тоже самое, он сказал, что пошёл на хоздвор делать связь. Хотя там телефон и не ломался. Но Вовка пошёл просто так, лишь бы строевой не заниматься.
 А Дураков для солдат устроил трехкилометровый кросс.
11 сентября. Вот и кончилась комиссия. Мы сдали стрельбу из автомата. Я, конечно, на двойку, из двадцати патронов в мишень попал двумя. Остальные нормативы: кросс один километр за 3.20 -на пятёрку; подтягивание – 13 раз; одевание ОЗК на тройку; строевую – на четыре. Знание уставов я сдал на двойку, но при пересдаче и подсказках Павлючука – на пять. Общая оценка Узла связи «четыре».
В этом месяце запусков ракет не ожидается. Значит, будем жить без боевых работ.
 Сегодня нас должны были везти в город на базар, но вчера у одного казаха – дедушки обнаружили синяк, и начались разборки. Но солдаты быстро сориентировались и быстро придумали причину. Будто этот казах начал унижать духа, а тот пошёл в ответную. И всё замяли.
По городу ходят слухи (сужу со слов девчонок, с которыми болтаю по телефону), что наш призыв будут увольнять в декабре. А у нас по этому поводу ничего нового.
Нашего духа Горянкина поставили на смену на ЗАС-телефон, вместо отсутствующего Славика.
 Я взял у одной женщины интересную книгу, поэтому спать ночью не буду. Может завтра хоть днём дадут поспать, правда, понедельник день тяжёлый.
13 сентября. С утра, конечно, не сплю – оперативный уехал в город, а КДСом  капитан Гирьго, а его всегда на КП не бывает.
Теперь я сплю ночью. Редко бывает такие ночи, чтобы я не спал, и дни, чтобы я спал. То есть мой режим поменялся.
 В автопарк привезли ещё двух духов из «пожарки». Один с Краснодарского края, Вовкин земляк, другой с Тольятти.
 А мы с Вовкой вчера поругались. Ему захотелось сделать себе чётки на дембель из оргстекла. А такой толщины есть только в межкомнатном окне на КП. Вовка говорит:
- Давай сломаем!
Я отвечаю:
-Нет!
А он без всякого спросу начал ножовкой резать оргстекло.
Я говорю:- Ты меня как друга не уважаешь!
Развернулся и ушёл в комнату отдыха спать. Теперь я его тоже не уважаю, держусь отдельно и с ним не разговариваю.
Он понял это, и сегодня спрашивает:
- Когда бойкот закончишь?
- Это не бойкот,- отвечаю я: - просто из-за какой-то безделушки, ты друга потерял!
 Причиной была мелочь, просто всё накапливалось давно. Мы почти каждый день ругались (может из-за разницы в характерах). Мне не нравилось, как он поступает, ему как я. Мы внимания на эти ссоры не обращали, и всё начиналось опять. А в этот раз я решил, что хватит. Да и в наглости он перешёл пределы.
11947-1
Я обменял семь пачек «Полёта» у казаха- солдата Дядьки (Чёрного) на разобранные часы, они аналогичны моим. Хочу из двух собрать одни, чтобы работал будильник.
Из отпуска вышла наша старая почтальонша. Она про меня отозвалась, что я похудел. Может правда?
14 сентября. За последние дни позвонить домой никак не получается, то телефон городской не работает, а сегодня вечером Вовка, с которым я до сих пор не общаюсь, переключил телефон на себя. Ведь на смене Лаура. Он с ней разговаривал, сделал себе и даже нашему духу переговоры. А сегодня у моего отца день рождение, 20 сентября у матери. Я хотел их поздравить, Вовка знал об этом.  Я так и не смог поздравить.
 Теперь Вовка каждую ночь отключает мне телефон. А я в свою очередь не подляню ему – это детские причуды. Разошлись и всё. Правда, у нас общих дел много осталось, но новых я больше иметь с ним не буду.
Вот и остаётся через Марину, работающую на городском телеграфе бесплатно дать поздравительную.
 телеграмму.  Интересная эта Марина. Дружит с солдатом моего же призыва, он служит в Ленинске. На днях по её словам, они пойдут в местный ЗАГС и распишутся. Её парень после дембеля хочет увезти невесту к себе на родину в Челябинск. А Марина до Нового года не хочет уезжать.
Отношения у нас с ней дружеские, по телефону ночами болтали. Она мне даже письмо написала. Я ей тоже написал, но оно не дошло до неё. Она приглашает меня в гости, всё хочет посмотреть на меня.

Всё меньше и меньше дней остаётся до дембеля.  А когда будут увольнять – неизвестно. В некоторых частях говорят, что с 10 октября. А в городе ходят слухи, что задержат. Но всё зависит от командира части. А наш на днях передаёт должность другому и уезжает в Россию. А новый, что за человек будет? Никто не знает, поэтому с этим глухо.
Я коплю деньги на какие-нибудь путёвые вещи, типа камуфляжа, портупеи и.т.д. но ничего, что у меня имеется, продать не удаётся, да в основном и нечего. Вовка недавно пять новых простынь обменял на новые часы «Монтана» и за четыре тысячи купил себе на дембель трусы, майку и носки. Я же ничего не готовлюсь и не покупаю.
 Курить я так и не бросил, докуриваю старые запасы. Буду опять тренироваться в бросании.
15 сентября. Наш дух Гарянкин совсем обнаглел. Вчера он должен был смотреть, как лейтенант Ильин в 12 часов делает на ЗАС-телефоне регламент, а он в это время спал. И сегодня он должен идти учиться у Ильина работе на ЗАС связи, а Гарянкин не пошёл.
Павлючук вызвал нас троих к себе в кабинет и устроил нам взбучку. Духу за его нерадивость, а нам с Вовкой за то, что плохо его воспитываем.
Потом мы сидели в каптёрке. Звонит туда Ильин, и говорит, что мы можем Горянкина немножко, не сильно побить, а то он обнаглел совсем.
Да это уже предел, если лично офицер говорит, чтобы деды духа побили. Это невиданный случай.
 Дух попался тормознутый и наглый, за что частенько получает. Всё ему приходиться показывать и напоминать. Сам в туалете или где-нибудь убрать не догадается.
 Все на него жалуются – женщины, офицеры, контрактники. Надо из него эту спесь выбивать, пусть почувствует, что такое настоящая армия.
После пяти часов, когда все офицеры уехали, мы устроили Горянкину пожарную тревогу. Он одевался в ОЗК, противогаз и бегал по Узлу, разматывая брандспойт, учился тушить пожары в разных помещениях. Прикольно было смотреть, как в телеграфной сидит Лена Лепчук и принимает телеграмму; дверь открывается, забегает солдат в ОЗК и противогазе и делает вид, что тушит огонь. Мы всё усложняли ситуацию - пожар с наших слов возникал по очереди в станциях, расположенных в разных частях длинного коридора. Горянкин бегал на время, громыхая ботами по металлическим паттернам, но всё равно во время не укладывался. Огонь с наших слов «сожрал» половину Узла связи.
 Следующим наказанием ему было отжимание и приседание, конечно без ОЗК, и так до семи часов, мы же не изверги. С Вовкой вроде помирились, но всё равно доверять ему как раньше я не буду.
16 сентября. Ночью я звонил домой и через Марину дал домой поздравительную телеграмму:
11948-2
Вертоголов на обеде сказал, что в Джусалах расформировывается часть, и к нам ожидается приезд двенадцати солдат нашего призыва. Я думаю, что, скорее всего казахи.
 Вовка ещё сказал новость, что в часть пришла телефонограмма, что казахов нашего призыва скоро будут увольнять.
 Ещё новость, одного из наших духов Кулешова, который уже полтора месяца в учебке, будет служить после меня на КП. А меня, скорее всего, снимут со смены.
А тут ещё  встретил майора Пухало на КП:
- Ты ещё здесь служишь? – удивился он.
- Да! - Ответил я.  Чему он был удивлён, я так и не понял, может здесь удивительно, что солдат так долго может прослужить на КП.
Всё, начинаю готовиться к дембелю, собирать вещи, в основном всё по мелочам.
17 сентября. С Леной Лепчук с Узла связи я больше не сижу, разонравилась. Слишком она о себе высокого мнения, такая «цаца», хотя ничего не стоит. Что же меня раньше привлекало в ней? Только то, что она симпатичная и обаятельная.
 С Ларисой, младшей сестрой Лауры я уже полмесяца не общался. Беспонтовая, шестнадцатилетняя девица, с ней не интересно даже разговаривать по телефону.
 С Гулей я в тех же дружеских отношениях. Про неё говорят – «Здоровая баба, выглядит старше своих 18 лет». Но я её саму не видел.
 Лаура, с ней я редко разговариваю, не получается. С ней я в тех же дружеских отношениях.
 У Раи с 1 октября отпуск. На словах она всё так же меня любит, но я уже не верю в это. Она по-прежнему мне звонит.
 Ну а Марина, у неё же есть жених – солдат. А так мы продолжаем общаться по телефону.
18 сентября. С утра командование решило отвезти солдат – дедов на местный рынок, затариться на дембель. Меня хотели оставить на КП, некому было дежурить. Но я посадил вместо себя Горянкина, и всё было улажено. Мы переоделись в парадку и на ПАЗике, со старшим замполитом Вертоголовым в город.
 Мы два с половиной часа ходили по базару. Что я себе купил? Тельняшку – 12000 руб., жевачки – 34 теньге, мороженое – 7 теньге, шеврон российских ВС – 2000 руб., ручку с запасным стержнем -113+80 теньге, зажигалку – 200 теньге и всё.
 Нас с Вовкой там остановил патруль. Майор спрашивает увольнительные. А у нас их нету, мы объяснили, что приехали со старшим офицером.
- Вам повезло, что вы свои, с одного Четвёртого Центра. Идите, застегните верхнюю пуговицу и наденьте фуражки! – отпустил нас майор.
 Надо купить себе сумку и может быть спортивный костюм за 25000 рублей. Джинсовая куртка стоит 35000 рублей.
 К нам в часть привезли ещё девять солдат (черпаки, прослужившие год) из расформированной в Джусалах части. Все казахи.
19 сентября. Недавно с госпиталя в часть вернулся единственный  наш черпак (осень 93), который лежал там с энурезом. И приехал он с опухшими щеками, значит, и там его били. Каков человек, так с ним и будут обращаться в разных обществах. А сколько нас за этого черпака здесь гоняли строевой!
Что сделаешь, если он чмо? По словам пацанов из казармы он и сало из толчка ел и хлебные крошки с пола и.т.д.
 Сегодня мне Витя Колещук (самый главный мой враг) рассказал, что теперь они этого черпака не бьют, а подключают к нему провода динамо-машины и крутят ручку. Там напряжение 2000 вольт, правда, сила тока маленькая, но всё равно неприятно. Да, казахи бы до этого не додумались.
 Ну а мы к своему духу относимся по-человечески. Вчера дал ему всё «хозяйство», чтобы он пёк себе лепёшки. И сам потом немного попробовал его производство.
Сломался городской телефон, целый день не работал – станции нет, а напряжение есть. Вовке было лень разбираться, решил попробовать я, потому что ночью телефон ой как будет нужен. На КРОССе на панелях послушал наушником – станция есть, а на КП  в маленькой телеграфной комнате на приходящем кабеле нет, значит, неисправна линия. Я вызвонил другую свободную пару и перекинул линию телефона на неё.
 20 сентября. Утром одна из женщин с КРОССа просит Вовку рассказать, как он устранил неисправность в городском телефоне. Он не стал объяснять, тогда это сделал я. Она начала кричать на Вовку, что пожалуется Павлючуку (всегда это делает), что Вовка нахимичил тут, а ничего сам не знает, даже Абрамов лучше разбирается. А я прошу её ничего Павлючуку не сообщать, думаю, зачем ему знать, что я разбираюсь в телефонных линиях. Начнёт привлекать, а мне эти проблемы под дембель не нужны.
 Сейчас для меня главная проблема – это подготовка к дембелю. Ведь казахов по космодрому уже начали увольнять. Они присягали на верность Казахстану, а приказ казахского министра обороны вышел 17 сентября. Там указано всех служащих Республики Казакстан уволить с 17 по 23 число. Но в нашу часть не перечислили денег, и сентябрьскую зарплату задерживают. А солдатам деньги нужны на дорогу. Поэтому никого в нашей части пока не увольняли. А наш российский приказ должен как обычно выйти через семь дней.
Все дембеля собираются ехать домой в гражданке. Вовка тоже заказал себе, чтобы одна женщина привезла ему с Москвы одежду. На всё на это нужны деньги, а у меня их нет.
Всем увольняющимся солдатам обязательно надо выполнить дембельский аккорд. Это за оставшийся малый срок сделать большой объём работы. Нам Павлючук ещё аккорда не давал. Но я «рубиться», чтобы быстрее уволили, не буду. Задержат, так задержат.
 Командир наш пока ещё не сменился. Всё так же, раз в месяц на двух УАЗиках и КАМАЗе выезжают на охоту.
21 сентября. Черпаки – казахи, которых привезли с Джусалов, пока ведут себя тихо. Нам то что, мы скоро уволимся, а вот нашим духам будет проблема - ещё полгода «летать».
 С Вовкой опять ругаемся. Он когда-то взял мои два телефона разобрал, и не может найти время их собрать.  Я бы давно их уже продал. Ещё я ему занял 10000 рублей, а сам сижу без денег.
 Вечером старт, а после этого боевые работы.
В 17:53 с космодрома Байконур, стартовый комплекс №200Л, осуществлен пуск ракеты-носителя "Протон 8К82К" с разгонным блоком "ДМ2", которая вывела на околоземную орбиту российский спутник "Космос-2291" (23267 / 1994 060А). КА типа "Гейзер", сер. №19 выведен на орбиту.
Ночью через Лауру я звонил к другу в Гай, мы втроём болтали до пол пятого утра.
22 сентября. Наш дух опять «залетел». Он взял от нашего имени в буфете яичный порошок и жир для себя. А нам ничего про это не сказал. Мы снова после пяти его гоняли пожарной тревогой на Узле. Сами мы лепёшки уже давно не едим. У наряда в буфете строгий наказ, после обеда нам на вечер фляжка (1.5л.) компота и булка хлеба. И мы не одни так делаем, котельщикам тоже булка хлеба. Вот и приходилось духам в наряде «нарезать» хлеб так, чтобы ещё несколько булок оставалось. И не дай бог, мне достанется на обед тонкий кусок хлеба, я подзываю духа из наряда:
- Смотри, через дырочки видно солнце! Давай нормальный кусок! Чтобы больше такого тонкого хлеба мне не ложили.
 Кто-то из дедов начал отдавать на ужине духам свой кусок масла, мы же с Вовкой продолжали заниматься штангой, а мышцу из воздуха не накачаешь, поэтому съедали свою порцию полностью.

 Сегодня уволили шестерых казахов: Тимоху, Кабдрашиева, Каната Аюпова, Мирона, Папаныча и Аманчика. 27- 28 сентября уволят остальных, кроме конкретных «залётчиков».
24 сентября. К нам на Узел дали одного казаха – черпака. Тосик будет сидеть вместо меня на КП. За субботу и воскресенье я должен обучить его работе. А с понедельника он на смену, а меня наверно жить в казарму. Плохо конечно, нельзя будет всю ночь по телефону болтать. Но я по возможности буду приходить сюда и ночью.
Ох, офицеры с этим казахом на КП намучаются!
1. он наглый.
2 по-русски плохо разговаривает.
3 память у него плохая.
Мне и Вовке кажется, что он долго на КП не продержится.
11949-3
Вечером я просто взял и оставил его на телефонах, ничего не объяснив, а сам с Вовкой ушёл на турник, заниматься.
 Метрах в двадцати по дороге вдоль второй казармы проходила толпа солдат, скорее всего котельщики (я слышал голоса Дикого и Стухина). Но было темно, уж время было одиннадцать часов, поэтому остальных я не узнал.
- Абрам! Крикнули в этой толпе.
- Чё? – Спросил я. Пауза, и через несколько секунд:
- Иди сюда!
- Иди сам сюда! – Ответил я, и не останавливаясь, мы продолжили путь на турник. Я не придал значения этим окрикам, а зря.
Мы немного позанимались и вернулись в штаб. Вскоре на Узле появился наш дух Горянкин, хотя он круглосуточно значился на смене. Но его почти целыми днями на ЗАСе не было.
 Тут мне и пришла в голову мысль, что это он был с котельщиками, и кричал меня тоже он. Ведь голос был его. Я поделился этим с Вовкой, он был согласен со мною. Тогда мы вызвали Горянкина на КРОСС.
 Перевели его в черпаки – по шесть раз ремнём по заднице, и устроили ему допрос. Да, действительно кричал он, так сделать ему сказали деды – котельщики. Ну, мы и «накатили ему по полной» за то, что на Узле он не появляется, за то, что слушается котельщиков, хотя мы его непосредственные деды, наше слово для него закон, а после нас остальные деды. Было и отжимание на «раз, два, полтора» и приседание.
 Часа в три ночи мы отпустили Горянкина, послали его в каптёрку за ведром мыть полы на Узле связи.
 А сами вышли на крыльцо штаба, я покурить, а Вовка рядом постоять. Погода была теплой, небо всё в звёздах, такое впечатление, что они здесь намного ближе и ярче, чем у нас дома.
- Ты не замечаешь, что Горянкин с ведром за водой к казарме так с Узла и не выходил? – Спросил я Вовку.
- Да, и в каптёрке свет как горел, так и горит!
- Давай пять минут ещё подождём, и пойдём, проверим.
 Время истекло, а Горянкин так и не появлялся. Мы оба «на измене» пошли в каптёрку.
 Дверь открыта, свет включен, внутри никого. Ведро как стояло в углу, так и стоит нетронутым. На столе записка примерно такого содержания:
«Извините, но я не могу выдержать такой нагрузки. Сегодня я полы мыть не буду…»
 Мы совсем «сели на измену» - после таких записок в армии дух идёт вешаться или другими методами кончать с собой.
- Он на ЗАСе!
- Да, больше ему идти некуда, на улицу он не выходил, - ответил Вовка: - быстрее!
Станция ЗАС-телефона находится напротив каптёрки. Но там дверь под замком. Мы негромко, чтобы не разбудить весь Узел связи постучались и позвали Горянкина. В ответ тишина.
Вовка взял в каптёрке топор:
- Горянкин, открой дверь, не то мы её топором взломаем, а завтра будешь её восстанавливать! – крикнул он. Мы прислушались, вдалеке в комнате услышали шаги.
Мы ещё минут пять уговаривали духа открыть дверь. Наконец он всё-таки её открыл.
- Ладно, сегодня не убирайся, ложись и отдыхай. А уберёшься завтра! – пожалели мы его.
 Мы успокоились, Горянкин живой. Залётов нам под дембель не надо, а тем более висельников.
25 сентября. Сегодня выходной день – воскресенье. Почти никого из офицеров в части нет, одни дежурные. Вот и оперативный, как ушёл на обед, так и пришёл в пять часов. Результат – я спал до обеда, а после дежурил, смотря телевизор. С учебки  (32 площадки) вернули наших двух духов, они недоучились два месяца. Ещё один наш дух до сих пор «шарит» в госпитале с дизентерией.
 После пяти часов, как меня сменил оперативный, я пошёл в каптёрку посмотреть, что духи делают. Вовка спал, а духи сидели за столом. А духа в армии нельзя без дела оставлять, у него могут появиться дурные мысли. Вот я и озадачил их - одного делать мне чётки из остатков вырезанного Вовкой оргстекла, другого готовить мою парадку, третьего послал убираться на Узле в туалете.
 Всё, подготовка к дембелю идёт полным ходом.
Заказал Лене Лепчук купить мне сумку. Хотелось бы многое увезти, но возможно «шмонать» будут перед отправкой.
На этой неделе, во вторник и среду должны уволить всех казахов. С Казмиева с дембельских (дорожных) хотят вычесть деньги за разворованный им по духанке склад, и отправить его домой пешком. А с меня высчитывать не за что, поэтому домой поеду поездом.
3-4 октября готовится пилотируемый российско-германский старт. Так что до этих пор нас точно не уволят. А обещают после приказа, он ожидается послезавтра.
Командир наш ещё не сложил полномочия, надеюсь, что нового мы уже не застанем. Хотя, и про него говорят, что неплохой человек.
 С завтрашнего дня Тосика сажают на дежурство на КП вместо меня, а я перехожу жить в казарму. Ничего, проживу и там весь оставшийся срок. Проблем не будет, ведь я уже дед. Гонять меня там уже некому. Но приходить на КП ночью и звонить домой  я буду продолжать. Вовку тоже собираются снять со смены, только срок ещё не известен.
27 сентября. Павлючук  на утреннем разводе Узла объявил нам дембельский аккорд – найти лопаты, ломы, носилки, топор и.т.д. А ничего у нас этого нет. Конечно, мы обязали искать всё духов.
Сегодня уволили всех оставшихся казахов, и даже Казмиеву простили продсклад. В части остался только Ербол с автопарка, который в своё время ночью из части угнал ЗИЛ, а возле города попался. У него ещё будет суд, а потом будут решать, увольнять его или нет.
 Я позвонил фотографу, жена говорит, что он уехал в Одессу  и приедет не скоро. Значит, ушли наши деньги и фото в никуда.
 Женщина, которой мы отдали плёнку с нашими кадрами, ещё не напечатала их. Я даже не знаю, получились ли они.
29 сентября. С третьего подъёма звонил Бек, который приходил с моим земляком. Он тоже единственный казах, оставшийся в части потому, что «залётчик». Моего земляка Димку увезли на кичу, «залетел» по какой-то мелочи на пять суток.
 У своего черпака Тосика мы с Вовкой забрали зарплату. А вечером пришли разбираться пьяные котельщики Стухин и Панчела. Они заявили, что зарплату Тосика они занимали раньше. Я подрался с ними из-за этого. Потом позвали самого Тосика и спросили его, он подтвердил слова котельщиков. Пришлось отдать им деньги. Но Тосика мы обязали найти эти деньги, даём на это неделю.
В этот же вечер котельщики продолжали бухать, и между собой разругались и подрались.
И теперь на утреннем разводе был не только я с помятой рожей, но и Колещук. Командир увидел это и говорит:
- Вы что, из-за баб дерётесь что ли?
Горянкин всё-таки настучал капитану Москаленко на нас с Вовкой, что мы не даём ему ночью спать. И его сняли со смены, теперь он живёт в казарме. Какой-то дурной дух.
 Меня с дежурства не сняли, ведь надо постепенно обучать Тосика.
 Майор Пухало сказал, что наш приказ выйдет примерно 1-3 октября, а после нас начнут увольнять.
 Нас дембелей в части осталось девять солдат. Дураков сказал котельщикам, что увольняться будем в два захода. Вторые поедут домой через неделю после первых.
30 сентября. Лена Лепчук всё таки купила мне сумку за 13 тысяч. Сумка путёвая, правда, швы ненадёжные, но духи их прошьют.
Сегодня ко мне подошёл капитан Цветков и спрашивает:
- Кто пилил оргстекло?
- Не знаю! – Ответил я. А Вовка меня убеждал, что никто этого не заметит.
 У Колещука с контрактницей Гулей Васиной типа любовь. Хотя по его словам, на гражданке его ждёт подруга, но это ему не мешает крутить здесь. Он сегодня попросил Вовку на ночь предоставить им помещение КРОССа. Вовка согласился и пришёл ночевать ко мне на КП.
1993г.-Плесецк в/ч 65276; 1993 Байконур пл.18 в/ч 13951; 1993-94 пл.23 "Сатурн"в/ч 74828

Оффлайн irokez

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 19
Re: Моя армия
« Ответ #250 : Октябрь 26, 2010, 16:50 »
Давай добивай до конца,не мучай....
84-86г,осень,Красноярский край,Байконур,пл №61 учебка,№20взвод интеркосмос,№10.в.ч25667,.

Оффлайн 425- ттт

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 1696
Re: Моя армия
« Ответ #251 : Октябрь 26, 2010, 18:40 »
Я бы женские имена и фамилии изменял, можно навредить.
93764   83 - 85

Оффлайн АбрамАвтор темы

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 164
Re: Моя армия
« Ответ #252 : Октябрь 26, 2010, 20:52 »
425- ттт Написал(а):
-------------------------------------------------------
> Я бы женские имена и фамилии изменял, можно навредить.
Учёл это и изначально изменил! скоро будет и концовка!
1993г.-Плесецк в/ч 65276; 1993 Байконур пл.18 в/ч 13951; 1993-94 пл.23 "Сатурн"в/ч 74828

Оффлайн Май 5

  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 9140
Re: Моя армия
« Ответ #253 : Октябрь 27, 2010, 14:15 »
Абрам Написал(а):
-------------------------------------------------------
> 425- ттт Написал(а):
> --------------------------------------------------
> -----
> > Я бы женские имена и фамилии изменял, можно
> навредить.
> Учёл это и изначально изменил! скоро будет и
> концовка!


А я бы не стал! Пацанам значит можно, а дамы все праведницы что-ли?
И что, если не цельная(прошу прощения у присутствующих дам!!), то замуж не возьмут? Ерунда.
Это в то время. А сейчас если муж узнает, что на развод чтоль подаст иль скандал учинит?
По проишествии стольких лет то? Бред. А если так, то знач непутёвый муж, который ничего в половине
своей за столько лет и не понял!
Я ща отвлекусь немного.
Мне сильно интересны мужики, которые говорят
- Не, с витрины и(или) последнее(юю) брать не буду! Если токо со склада и новую(ое)!
А оно новое и есть, но с витрины!
 Однажды  разговорился "за жисть" с одним из таких челов. Весь разговор пересказывать не имеет смысла, но основное
к этой теме вот что. У него сейчас третья жена, и три(действующих) любовницы. Всех жён брал цельных -
это его один из основных принципов. Жёны одна моложе другой, другая третьей(:D И посмешило(в душе), что
он с гневом рассказывал, что один раз застал любовницу с другим мужиком.
вч 46180, 111 отделение, май 85-87,

Оффлайн газовик

  • Владимир
  • Участник МСБ
  • *
  • Сообщений: 1087
  • Пол: Мужской
Re: Моя армия
« Ответ #254 : Октябрь 27, 2010, 14:22 »
Май 5 Написал(а):
-------------------------------------------------------
 Всех жён брал цельных
> -
> это его один из основных принципов. Жёны одна
> моложе другой, другая третьей(:
Отбор начинал со старшей группы детского сада?

 

* Calendar

Ноябрь 2020
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 [29]
30

Нет событий в календаре.